Decadence

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Decadence » Сюжетные эпизоды » #2 Пан? Пропал?


#2 Пан? Пропал?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Пан? Пропал?

БЕРЛИОЗ - DIES IRAE

2 мая 1900 / десять часов вечера
Первый уровень, гетто, паучий тупичок.

- Но сюда-то мы уже пришли!
- Да, пришли. Но для того, чтобы помочь этому человечеству,
а не для того, чтобы утолять свой справедливый гнев.

Шесть студентов и шесть мутантов. Полгода подготовки и раскаленные до предела нервы. На пристани их ждет «Святая Лючия». То их первая акция и первый шаг в неизвестность:
- Бес, Пим, вы первые, удачи, господа. Сверчок, Илей, следующие.

0

2

Аарону было удивительно чувствовать какое-то неестественное спокойствие, захватившее его разум еще утром и не отпускавшее до сих пор. Вчерашние волнения, сомнения, даже угрызения совести, казались ненужной, наносной чепухой. Его дорога перестала вихлять то вниз, то вверх и, наконец, вышла на равнину.  Он ощущал себя человеком, сбросившим с плеч огромный груз. И тот скептицизм, ставший первой реакцией на озвученные Псом планы «451», вызывал лишь легкий стыд, да щекотал нос невольным смешком.
Сейчас, сидя в самом дешевом и грязном питейном заведении города, Вольпе чувствовал себя на своем месте. Не в том, конечно, смысле, что он должен был чаще посещать подобные места, а в том, что его ждало через пару минут, когда один из шести мутантов, обладающий телепатическим способностями, даст отмашку.
Юноша поднял глаза от замызганной чашки, в которой плескалось что-то называющееся здесь виски, но по запаху больше напоминающее технический спирт, и посмотрел на сидящую напротив девушку:
- Мы следующие.
Голос мутанта, раздающийся прямо в голове, уже не вызывал желание оглянуться, только нестерпимый зуд где-то внутри черепной коробки. Сообщение было тревожным, к Фальку так и не пришел его подопечный, и руководящий операцией Лис решил передвинуть группы, чтобы у опоздавшего все же был шанс. Вольпе чуть нахмурился, не явившийся навстречу мутант был отцом Илейн, девушки, приглядывать за которой было поручено ему. Аарон слышал, что с ней были проблемы еще на стадии подготовки, не хватало их сейчас, когда время поджимало.
- Уверен, все обойдется, - попытался приободрить он ее.
Им было необходимо проскочить в заброшенную канализацию между двумя караулами. И если госпожа Алден вновь решит показать характер, то это, похоже, сорвет операцию.

Отредактировано Aaron Volpe (2013-05-22 04:02:50)

0

3

Илейн уверенности собеседника не разделяла, но спорить не стала даже не из-за внезапной покладистости, а просто потому, что менее всего ей сейчас хотелось разговаривать. Прошлой ночью она так и не сомкнула глаз, а утром кусок не лез ей в горло, и сейчас голодную и невыспавшуюся Илейн мутило от запаха дешевого алкоголя, витающего в воздухе дешевой забегаловки. Ее можно было принять или за больную, или за пьяную - темные круги под глазами, осунувшееся лицо и какие-то неестественно резкие движения... Илейн только сумрачно кивнула в ответ на неумелую попытку поддержать, и потеплее закуталась в наброшенный на плечи старый платок: кроме всего от нервов ей было холодно до дрожи, и ничто не могло согреть трясущуюся Илейн. В какой-то момент ей даже показалось, что глоток этого пойла был бы не такой уж плохой идеей, но попробовать дешевую сивуху Илейн так и не решилась - шутка ли, на голодный желудок... Такое можно не пережить.
Хотя что уж там, она и без технического спирта может не пережить эту ночь.
Мысли ее, все как одна гнетущие и невеселые, то и дело возвращались к ее семье: отец, мать и сестра - все они сейчас тоже сидят где-то с такими же вот "сопровождающими" и чутко ждут заветной команды к отходу. Все так же боятся... кроме, наверное, Либерти - та показательно храбрилась всю ночь (хотя тоже не спала) и горячо убеждала Илейн в том, что уже через неделю они будут жить где-нибудь в квартале второго уровня, а через месяц и вовсе сбегут из Тиаса. Илейн хотела бы верить в это, да только стены лаборатории отчего-то представлялись ей куда четче, чем бескрайние просторы, о которых грезила сестра - чуждая безрассудных порывов Илейн жалела уже и о своей слабости. Зачем она пошла на все это? Зачем позволила себя убедить? Они жили плохо, но тихо, они могли жить так и дальше. Фасовать спички - не худшая работа, а жизнь в нищете все же лучше смерти в канаве... наверное. Вряд ли Либерти думает так же.
Она говорила, что у заговорщиков есть план. Говорила, что он непременно сработает - но насколько легче было верить в эти слова, находясь под крышей собственного дома, а не сидя в дрянном кабачке в ожидании отмашки.
И так никогда не испытывавшая особого чувства общности Илейн в данный момент особенно явственно ощущала себя одинокой. В каждом случайном посетителе этой забегаловки ей виделся враг, в каждом мимолетном взоре - угроза; весь мир сейчас был против нее - вооруженный, беспощадный, сильный и жестокий, а у нее... у нее была только она сама, да провожатый, который отнюдь не походил на всесильного защитника.
Страх обдавал Илейн ледяным дыханием, и она все плотнее куталась в старую шаль.
- Нам... нам долго ждать? - осторожно поинтересовалась она, провожая глазами сомнительного вида типа, в котором ее тревожный разум тут же заподозрил переодетого Жнеца.
Илейн хотела было спросить, как там остальные, но поостереглась - она и так-то боялась даже много разговаривать со своим провожатым, а уж подобные беседы вести и вовсе не осмелилась бы.

0

4

Вольпе отрицательно покачал головой. Он был изумлен, что Илейн не выказала никаких эмоций из-за того, что их группу передвинули наверх, хоть и знала, не могла не знать, что отец ее вызвался идти впереди. Похоже, она предпочла скрыть свое волнение. Этот факт вселил в Аарона еще немного уверенности, которую, хоть он и не хотел признавать, все же точил червячок сомнений. Теперь же у юноши почти вырвался вздох облегчения, адресованный вонючей жиже в стакане, но вовремя задушенный разумом, напомнившим, что  шкуру с неубитого медведя снимать и рано и глупо.
- Пойдемте, - минуты ожидания прошли на удивление быстро и вот в голове уже зудит прощальное пожелание удачи, а по грудной клетке струиться пламя. Сверчок втянул чадный, тошнотворно пропахший сивухой и немытыми телами воздух постылой распивочной и поднялся, протягивая ладонь, художественно измазанную сажей, Илейн. – Идем.
Внутри все протестует, когда подходят к стойке, за которой старый хозяин, меланхолично обозревая свои владения, протирает грязной тряпкой стаканы, приходиться наклониться и, переступая сопротивление, спросить, где ему с девицей можно уединиться, оставляя на засаленной столешнице парочку серебряных долларов. Бармен, не отвлекаясь от своего занятия, за что и без того пристыженный Вольпе благодарен ему, кивает в сторону двери у себя за спиной.
- Идем, - стараясь не смотреть на Адлен, вновь бросает Сверчок.
Закоулок встречает их налитыми кровью и поддернутыми похотью глазами мужчины, у ног которого копошиться женщина. Юношу бросает в жар от стыда, он с излишней поспешностью отводит взгляд и невольно делает шаг назад, натыкаясь на Илейн.
-Вали отсюдова, паря, я застолбил, - хмыкает мужчина, заставляя сердце Аарона заходиться в немыслимом ритме от захлестнувшей сознание паники.
- У меня смена в котельной через полчаса, - непослушные губы с трудом удается разлепить, а слова протолкнуть через внезапно осипшее горло. Он слышит свое лепетание и презирает себя за него, но ничего сделать не может. – Я… я заплачу.
Голос срывается в фальцет и Сверчок уверен, что все провалил. Но спасение приходит от поднявшейся, наконец, с колен женщины. Она что-то тихо говорит своему спутнику, до Аарона доносятся лишь обрывки фраз, заставляющие его краснеть еще сильнее, даже сажа, которой измазано и лицо, не скрывает его смущения.
- Пять баксов и место твое, - нехотя бросает мужчина через минуту. Юноша, еще оглушенный стыдом и не слишком верящий в то, что все так легко разрешилось, отсчитывает деньги и трясущимися руками вкладывает их в протянутую ладонь. Мужчина довольно хмыкает и добродушно пихает его в плечо, говоря что-то, чего Вольпе не очень понимает и уходит. Женщина чуть задерживается, оправляя юбки, и напоследок что-то тихонько шепчет Алден, Аарон совсем не хочет знать что.
- Простите. Простите, все это не было... словом, простите, - когда они остаются вдвоем, Сверчок измождено прикладывается лбом к прокопченной стене. Его потряхивает, он благодарен предусмотрительному Лису, что тот оставил немного времени на непредвиденные ситуации. – Сейчас… минутку.
Вольпе чувствует себя жалким, ему ужасно стыдно, но в итоге именно стыд и заставляет взять себя в руки.
- Пять минут мы будем вне поля зрения Жнецов. За это время нужно добраться до входа в старые технические туннели, он прямо у Стены. Ход там узкий и невысокий и в конце будет еще меньше, так что метров тридцать придется ползти на животе. Я пойду вторым, нужно закрыть вход, не волнуйтесь, едва ли отстану от вас намного, потеряться там невозможно. Когда узкий ход закончится, вы окажетесь в большом помещении, никуда не уходите, дождитесь меня. Хорошо?

Отредактировано Aaron Volpe (2013-05-23 17:25:48)

0

5

"Нет", - моментально сложилось в голове у Илейн. Она могла бы назвать сотню причин, по которой все происходящее не должно было считаться "хорошим", и даже мысль недолгом расставании с проводником, которому, по всей видимости, было едва ли не хуже, чем ей, приводило в состояние близкое к паническому...
Но она сказала:
- Да. - потому что этого от нее ждали, а времени на истерики у них обоих не было.
Правду сказать, встреча с шлюхой и ценителем ее ремесла произвела на Илейн куда меньше впечатления, чем на ее спутника - она испугалась только чужих глаз и чужого присутствия, а остального, в принципе, стоило бы ожидать от подворотни рядом со злачным местом. Илейн сейчас легко было напугать, но сложно смутить - страх занимал в сердце место, отведенное под все остальные эмоции, да и вряд ли совет бывалой жрицы любви относительно оказания интимных услуг мог хоть как-то усугубить ее положение. Интересно, с точки зрения продажной женщины, предположение о том, что клиент у нее первый, должно ей льстить или обижать?
- Так даже хорошо, - решила приободрить провожатого Илейн, слишком уж плохо он выглядел.
Даже хуже ее, а это нужно постараться.
- Так меньше вопросов. Их спросят, что видели - они скажут... в общем... двоих, которые... Пошли, чтобы... - успокаивать у девушки получалось не лучше, чем держать себя в руках.
Илейн замолчала и прерывисто вздохнула. Случайные встречные сами навесили на них маски, которые не придется выдумывать. Пока они живы и пока все хорошо, и в общем-то тридцать метров на животе - это ерунда... если у них действительно пять минут.
Которые, кстати, она бездарно тратит.
Илейн дернула платок на плечах и последовала за своим проводником. Неприхотливости местных "голубков" стоило только подивиться: в гетто, конечно, нелегко было найти светлое и чистое место, но однако же равно постараться пришлось бы, чтобы обнаружить столь же грязное и мрачное. Илейн старалась не отводить глаз от спины проводника: она бы не удивилась, если бы взор наткнулся на полуразложившийся труп... или что-то еще в этом роде. Тягостная тишина грязных закоулков совершенно не вселяла спокойствия, только подогревала тревогу - что, если у входа их уже ждут? Что, если...
Череда грязных переулков, более похожих на гигантские крысиные норы, привела их в тупик, и Илейн впервые отвела глаза от затылка спутника, чтобы испуганно оглядеться. Со всех сторон их обступали глухие стены, столь грязные и старые, что казались они скорее природными образованиями, нежели творениями человеческих рук. Низкие горы мусорного происхождения.
- Это... здесь? - быстро спросила она, страшась даже предположить, что будет, если окажется, что ее проводник заплутал и они пришли не туда.
Откуда-то ощутимо тянуло плесенью, но для гетто этот запах не был нетипичным.

Отредактировано Elaine Alden (2013-05-23 17:55:52)

+1

6

Сверчок поспешно кивнул. Ему было стыдно за свое смущение перед Илейн и он хотел закрыть тему, к тому же, у них были дела поважней. Мазнув взглядом по циферблату наручных часов, Вольпе позволил себе немного постоять, восстанавливая дыхание и пульс, а затем, ровно через минуту, как и обещал, двинулся в путь.
Распивочная была выбрана не случайно. И не столько за известный на все гетто укромный уголок, обеспечивающий им прикрытие, сколько за то, что из закутка на ее заднем дворе можно было легко, незаметно и быстро добрать до старых районов, подходивших прямиком к Стене.
Аарон не стал доставать фонарь и идти им приходилось вслепую. Его это не слишком смущало, за время подготовки он успел подсчитать количество шагов от поворота до поворота и теперь, вышагивая по грязным кишкообразным улочкам, чувствовал себя достаточно уверено. За Алден волноваться и вовсе не приходилось, едва ли человек, выросший в вечной тьме подземелья, потеряет его из виду. Несколько раз дорогу им перебегали крысы, один  раз Вольпе случайно оттоптал хвост кошке, попытавшейся тут же отомстить обидчику, но тот, испуганный внезапным копошением у своих ног, очень вовремя отскочил к противоположной стене.
- Не совсем, - покачал головой юноша, немного растерянно оглядываясь и вытягивая перед собой руки, касаясь стены. В этом небольшом тупичке даже уже немного привыкшие к темноте глаза, не могли разглядеть практически ничего, Сверчок нехотя достал фонарь и осветил им мусорные кучи. – Секундочку. Вот, возьмите фонарь, нужно постоянно нажимать на ручку, он на ручной тяге. Да. Именно так. Посветите сюда, чуть левее, прекрасно. Спасибо.
Вольпе принялся деловито разгребать мусор, активно отмахиваясь от навязчиво-холодных капель, упрямо капавших ему за шиворот с одной из ржавых и склизких от наросшей на них плесени труб, висевших под «потолком» и уходивших куда-то наверх. Наконец, на свет была извлечена металлическая бочка, Аарон перевернул ее и, проверив устойчивость, сделал приглашающий жест рукой. – Забирайтесь во-о-он в то окно, дотянетесь? Сначала сюда. Потом.. вот, видите… да, по кирпичам и до карниза, а затем придется подтянуться на руках. Не бойтесь упасть, здесь довольно мягко, я проверял.
Он осветил стену здания, выхватывая из тьмы выступы из кирпичей, образующих лесенку, и окно до которого следовало добраться, по виду наглухо заколоченное.
- Это фикция, оно открывается от одного толчка, - поспешил успокоить девушку Сверчок. – У вас две попытки, время поджимает, я подстрахую. Не бойтесь, все проще, чем выглядит.
Первая часть путешествия подходило к концу. Стена располагалась точно за замурованным домом. Оставалось только забраться в него, спуститься на первый этаж и выйти с другой стороны через дырку в стене. А там, прячась в тени, дождаться пока два караула, обменявшись приветствиями, разойдутся в разные стороны, а луч прожектора на целых пять минут уйдет обследовать дальние закоулки улицы.

Отредактировано Aaron Volpe (2013-05-26 02:51:40)

0

7

Интересно, насколько же сложно это все выглядело в понимании проводника - потому что, едва начав карабкаться по кирпичной кладке, Илейн выяснила, что это не просто нелегко, а очень нелегко. Центр тяжести непривычно сместился куда-то за спину, и ровная вроде бы стена казалась Илейн выпуклой: как бы девушка ни цеплялась за выступы, ее все равно непреодолимо тянуло назад, так что в первый раз она все-таки сорвалась, по счастью - в руки спутника, который действительно страховал ее. Неудача - а точнее мысль том, что "поджимающее", по словам ее проводника, время неумолимо уходит - неожиданно придала Илейн сил: полная решимости все-таки добраться до заветного окна, во время второй своей попытки она вцеплялась в кирпичи с таким отчаянием, что рисковала сорвать ногти; и распластывалась по стене так, будто надеялась пройти сквозь них.
В окно Илейн забралась уже исключительно на упрямстве: она никогда не могла похвастаться особенной силой в руках, а уж подтянуться для девушки всегда было задачей невыполнимой, так что, откинув в стороны ничем не закрепленные доски, Илейн скорее втолкнула себя в проем, чем подтянулась к нему. Перевалившись через подоконник, она упала на пол и сама испугалась произведенного грохота и, не обращая внимания на ссадины, быстро села на полу, чтобы чутко прислушаться. Нет ли голосов? Топота? Тревоги?
Заброшенный дом отвечал ей тишиной.
Пока ее спутник сам карабкался по стене, Илейн позволила себе немного перевести дух: подтянув колени под подбородок, она замерла и на пару минут впала в какую-то прострацию - совершеннейшая пустота в мыслях, даже бояться девушка, кажется, устала, и это полное отсутствие эмоций было сродни облегчению. Впрочем, продлилось оно недолго - из ступора Илейн вывело явление проводника, которое заставило ее подняться с пола, отряхнуться и снова последовать за ним.
От пустого дома Илейн ждала подвоха - мало ли, кто может прятаться в сырой темноте? - но пока единственной неприятностью оказались рассохшиеся доски на лестнице, на которые девушка по неосторожности ступила и едва не провалилась по бедро в образовавшуюся дыру. Она снова испугалась треска и снова замерла, вжимаясь в стену и виновато глядя на проводника; ожидая, что сейчас-то на шум и прибегут Жнецы... Но те не спешили появляться, а беглецы не могли терять время.
Вслед за спутником Илейн спустилась на первый этаж и замерла у последней ступени, не решаясь шагнуть дальше без разрешения.

0

8

Юноша не в пример легче вскарабкался в окно. И дело было даже не в том, что он был сильнее и чуть более ловок. Отнюдь. Просто у него было больше попыток, слова о безопасности мусорных куч не были голословны. Другое дело, что Аарон никогда по собственной воле не озвучит их настоящее количество, особенно при девушке, которой потребовалось всего две. Алден не переставала его удивлять. Хоть он и понимал, что едва ли их отправили по этому пути, если бы Пес и Лис не были уверены, что они смогут добраться до дирижабля. Да и вряд ли путь других групп легче.
Сверчок прохрустел по разбросанному на полу мусору, тише не получалось, к Илейн и сел перед ней на корточки.
- Нам нужно идти, потерпите еще немного, скоро можно будет передохнуть, - он подал ей руку, помогая подняться. – Люк находится на мостовой, прямо у стены. Когда караулы разойдутся, погаснет свет, мы побежим. Чтобы открыть крышку мне потребуется некоторое время, вы должны будете присматривать за прожектором. Едва ли я его пропущу, но лучше знать заранее.
Вольпе потер рукой лоб и рассеяно улыбнулся свой попутчице. Странно, но он опять не чувствовал волнения, хоть ситуация и складывалась патова, если не получит пулю сразу, предстанет перед судом Абсолюта и неизвестно, что из этого лучше. Только о последнем он совсем не думал, это было бы несправедливо по отношению к Алден, да и другие вещи занимали его больше.
- Ну, пора выдвигаться.
Он пошел вперед, в доме из-за света уличных фонарей, проникающего через щели в досках заколоченных оконных проемов, было не так уж темно, но Сверчок все равно отсчитывал про себя шаги.
- На разговоры накладывается табу, - прошептал он, перед тем как выйти на лестницу, двенадцать ступеней в одном пролете.
Когда отсчитывать шаги стало ненужным, поскольку они стояли у разрушенной стены и украдкой посматривали наружу, наблюдая за тем, как нестерпимо медленно сближаются две группы серо-мундирников, Аарон начал отсчитывать удары собственного сердца. На сто двадцатом он вытянул руку и крепко взял Илейн за предплечье. Караулы обменялись приветствиями и четко, заученно развернулись. Яркий свет прожектора лизнул им спины, заставив юношу прикрыть глаза, когда он открыл их вновь, мир уже погрузился во тьму. Сулла как всегда был пунктуален. Зажглись карманные фонарики Жнецов, нервно дернулся белый луч прожектора, но все эти движение не отличались особым напряжением. Что, впрочем, не было так уж удивительно, "451" на протяжении нескольких месяцев устраивал плановые отключения и сейчас хранители правопорядка лишь в нескольких едких фразах высказали свое недовольство, а потом пошли дальше, приказав кому-то наверху вызвать фонарщика.

Отредактировано Aaron Volpe (2013-05-27 21:49:12)

0

9

Накрывшая их темнота показалась Илейн осязаемой - омут бесшумно сомкнулся у нее над головой, дышать стало тяжелее и на плечи навалился вес водной толщи, стремительно увеличивавшийся по мере того, как Илейн шла ко дну. Она не могла найти в себе силы сдвинуться с места, хотя проводник настойчиво тянул ее за руку, и лишь волевым усилием заставила себя повиноваться - но когда Илейн шла ей все еще казалась, что идет она сквозь воду, преодолевая сопротивление и с трудом отрывая ноги от земли.
Она вдруг поняла, что даже с выключенным прожектором темнота не может быть кромешной - это все-таки не подвал и не пещера - и караульные - не слепцы, и каждый шаг их - слышен, а значит этот рывок - идея совершенно безрассудная, безумная и самоубийственная. Неужели это не было понятно заранее? Или таков единственный путь - но тогда это путь прямиком в бездну. Их сейчас увидят, а не увидят, так услышат... Илейн казалось, что каждое ее движение создает колебания в толще воды, через которую она движется; что от нее, как от брошенного в воду камня, расходятся круги, которые скоро достигнут Жнецов, и те почувствуют, что что-то не так и обернуться, а дальше - хорошо, если смерть. Если ее поймают, то отправят в лабораторию, а там, говорят, в какой-то момент начинаешь мечтать о смерти. Интересно, а что сделают ее проводнику? Каково наказание за такие преступления, просто казнь? Илейн вывернула руку их хватки проводника - но только для того, чтобы в следующее мгновение самой вцепиться в его ладонь в отчаянной попытке почувствовать под пальцами чье-то чужое тепло, хоть как-то успокаивающее, хоть немного обнадеживающее.
Сердце тяжело и часто колотилось в ребра, и Илейн казалось, что в перерывах между ударами у нее темнеет в глазах.
Ей хотелось сесть на землю и просто заплакать от ужаса и осознания того, в какое страшное положение она сама себя загнала. Сама! Не силком же ее тащили? Злость на возмутителей спокойствия, чьими молитвами она оказалась сейчас здесь, под стеной, на мгновение всколыхнулась в душе у Илейн, но тут же отступила, вытесненная страхом, отчаянием и жалостью к себе. Их провал и ее смерть уже казалась Алден делом свершившимся - вот сейчас, через несколько мгновений... Но время шло, а смерть не наступала.
Ей хотелось выть, скулить и кричать, но она не могла позволить себе издать ни звука. Ни одного, даже слишком громкого вздоха, даже чересчур отчетливого шага - ей нужно было самой стать тенью, чтобы раствориться в зыбкой, неплотной тени, которая сейчас окружала девушку и ее спутника.
Ей хотелось  зажмуриться и пройти все это пространство с закрытыми глазами, чтобы не видеть, не знать и не бояться надвигающейся беды, но она должна была смотреть перед собой - чтобы не споткнуться, чтобы не упасть, не налететь на идущего впереди проводника и тем самым не сбросить и без того ненадежную маскировку, которую давал им покров темноты.
Внутри своей головы находящаяся в полубессознательном состоянии Илейн скулила и билась в отчаянной панике.
Снаружи совершенно безмолвная Алден шаг в шаг повторяла путь проводника.

Отредактировано Elaine Alden (2013-05-30 00:48:14)

+1


Вы здесь » Decadence » Сюжетные эпизоды » #2 Пан? Пропал?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC